Лондонский сон

Снилось, что летаю над куполом известного лондонского собора. Собор  был белый, с колоннами и походил на 3D модель.

Проснулся и уточнил в Википедии, что это собор св. Павла. Я почему-то помнил его как собор св. Петра.

Фурман, Каарийанен — Религиозность в России

Этот труд считается важным. Что не мешает ему быть ужасным.

Автор пытается анализировать веру и религию. Почему бы и нет? Но сам при это является истинноверующим — в демократию.

Здравые мысли тонут в странной методологии, непонятных критериях отбора и попытках подгона под результат.

Почему пятидесятники указаны в таблице два раза? Почему критерий морального решение — это “1” по 10-балльной шкале.

Почему буддизму, исламу, католицизму и иудаизму относятся лучше, чем к адвентизму и Свидетелям Иеговы? Потому что это “традиционные религии других народов, которые не угрожают русским“ (!).

Предположить, что, к примеру, буддисты существуют немало лет, не ходят по квартирам и не пытаются контролировать каждый шаг мирянина, — не судьба.

Ужас. Ужас. Ужас.

Культурные и психологические говорильни

Ох уж эти любители говорильни!

Они не просто живут внутри своих фантазий. Они впридачу уверены, что все прочие живут точно там же.

Если идейной альтернативы демократии в обществе нет, а для реальной демократии в нем отсутствуют КУЛЬТУРНЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ предпосылки, возникают условия для формирования политических режимов, распространенных на постсоветском пространстве, — недемократических, имитирующих демократию.

Дмитрий Фурман, социолог

То есть политическая система формируется культурой, психологией и прочей говорильней. А, например, производственные отношения совсем-совсем не при делах.

Гуру Падмасабхава о междисциплинарных экспертах

По поводу математиков, которые вдруг берутся за естественные науки, всё сказал Падмасабхава (или некто, подписавшийся его именем)

Быть учёным — не значит просто осуществлять восемь мирских дхарм: это значит различать правильное и ложное.

Атака клоунов

От общества спектакля мы перешли к обществу цирка. Политики и прочие публицисты ищут не сторонников, а фанатов.

А так как быть дрессировщиком — стрёмно, а фокусам учиться надо, самая распространённая профессия в публичном пространстве — клоун.

Даже клоунада глобализировалась. На арене — классическая триада европейского театра — Белый, Чёрный и Рыжий.

Белый постоянно огорчается, взывает и жалуется. Его огорчают чиновники, врачи, прохожие, троллейбусы, клоуны других цветов и лично директор цирка. Сделать с этим ничего нельзя, но ты не должен оставаться безучастным! Посокрушайся вместе с клоуном, а потом иди дальше — ведь и тебе, и ему на чужие страдания, по большому счёту, плевать

Чёрный одет в серьёзный костюм, он угрожает и требует. У него десятки тысяч подписчиков и множество сторонников (которых никто никогда не видел). Именно им пугает нас БЕЛЫЙ клоун. Его угрозы и выходки могут показаться серьёзными — вот почему так смешно.

Рыжий несёт весёлую околесицу Рыжая борода Хаоса — вот солнце его мира. Он может быть начитан, цитировать Лукиана и “Зоар”, но прекрасно знает, что публика пришла не учиться, посмеяться над внезапными скетчами. Вот он достаёт из бороды книгу какого-нибудь Хайдеггера — но это просто реквизит очередной репризы.

Рыжие бывают chaot­ic good или chaot­ic evil, но даже в случае evil-а не скатываются в черноту. Зрителю слишком очевидно, что сторонников у рыжего быть не может, они за ним просто не успеют.

Ниже клоунов стоят совсем уже несообразные существа, которые выставляют напоказ свою маргинальность. Они находятся в нише изгнанных из обычного цирка уродов.

Национальная клоунада сохранилась на переферии циркового. В России это Петрушка — шут войны, воплотившийся во всевозможных “тренеров дико секретных единоборств”. Об упадке Петрушки есть даже в Википедии:

В начале XX века «Комедия о Петрушке» начинает разрушаться. Петрушечники стали появляться на детских праздниках и новогодних ёлках…

Петрушка перестал убивать.”

Тайная дхарма царя Соломона

Рассказывают, что одна из жён царя Соломона была индийской йогиня, которая обучила царя йоге сновидений.

Ночью после жертвоприношения в Гаваоне Соломон достиг во сне наивысшей реализации — он предстал перед зеркалом своего Ясного Ума и взмолился об обретении сиддх мудрости.

Немедля перед ним явился Манджушри и за одну ночь изложил царю все тонкости Мадхьямики Прасангики.

Проснувшись, мудрый царь понял, что изложить открывшиеся ему тайны будет нелегко. Поэтому он составил несколько книг о кармическом воздаянии и исполнении обетов, а острие меча Мадхьямики Прасангики, включающее в себя учение о Пустоте и Блаженстве, он сократил до одной фразы и выгравировал на своём кольце. Он знал, что мудрецы будущего сумеют восстановить из неё всю философию Срединного пути, а соединив её с Четырьмя Печатями и Четырьмя Благородными Истинами — легко обретут великий ключ к тренировке ума.

Фраза звучала так: И ЭТО ПРОЙДЁТ.

И Пустота всех дхарм, и блаженство Свободы от преходящих омрачений сформулированы здесь в неразрывном единстве. Многие люди настолько поражены этой мудростью, что татуируют её не теле, чтобы не потерять.

Конечно, пособники Мары сделали всё, чтобы эта мудрость была скрыта от западного человека. Умер Соломон, сгинуло в вечности его кольцо, а первое записанное упоминание об этой легенду — в стихах персидского суфийского шейха Аттара из Нишипура.

Но если вы вспомните, что Аттар был современником Первого Кармапы, а потом посмотрите на карте, где расположен Нишипур… то кто знает, где он узнал эту мудрость.

А может, мудрость настолько алмазно-прочна, что она просто открывалась в разные эпохи разным людям? Ведь природа Будды — у всех одна.

Наш мир как пережиток революции

У нас, товарищи, была советская власть. И оставила нам не только хрущёвки с брежневками, но и, например, идеологию.

Не диамат (его мало кто и в СССР знал), а очень такие ленинские представления о культуре, государстве и праве.

Например, что 1 этнос=1 язык=1 государство. Или представление о том, что настоящая культура — это культура сермяжных и посконных селян (угнетённых к тому же), которых эксплуатируют нячшырые Пан Поляк, Чиновник Черносотенец и Жыд Банкир (чья культура буржуазная и потому не считается).

Или представление о гуманизме, прогрессе, уважении и толерантности — которые, конечно, будут но только после мировой революции и уничтожения нячшырой буржуазии как класса.

Самая правая (в классическом понимании) сила на постсоветском пространстве — это КПРФ. Потому что требует как раз оставить всё как было и даже что-то вернуть (например, пересмотреть итоги приватизации). И её электорат — вполне себе люди веберовской “протестантской” этики — религиозные (отсюда зюгановские поздравления с Пасхой), осуждающие роскошь и считающие, что главное для человека — честный труд.

Ещё правее — уже некуда, потому что нет значительных групп людей, которые были бы в этом заинтересованы (кто был, ибо вычищен в Большой Террор, либо саморастворился)

Соответственно, практически все белорусские и русские националисты (по украинским статистики нет, но думаю там то же самое) — ярые леваки, хоть и называют себя “правыми”. И их лозунги, стратегия и место в обществе — прямой наследник дореволюционного полулегального марксизма и социализма. Вплоть до развития национальных языков и т.п. Письменность для малых народов создавал как раз Союз — в национальных государствах малым народам надлежало раствориться и исчезнуть.

Вот, например, классический советский плакат о врагах советской власти. Изображает, как не трудно догадаться, Офицера Спецслужб, Олигарха, Попа РПЦ МП и Богатое Великорусское Быдло.

Судя по Аналитике Сознательных Патриотов, эта нехорошая четвёрка всё никак не успокоится.