Казимир Лыщинский и Сознательный обман

Неофициальная идеология в Беларуси началась с Казимира Лыщинского. Бывший крылатый гусар и иезуит, он сменил в 30 лет кафедру преподавателя на брак, гражданскую службу и учёные досуги в своём имении.

31 октября 1688 года был арестован под доносу его соседа Яна Казимира Бжоски (который был должен обвиняемому 100 000 талеров). При обыске изъяты том сочинений простестанта Альстеда с богохульными пометами на полях и обширное сочинение на латыни, озаглавленное De non existentia Dei  «О несуществовании Бога». Обширную рукопись (530 страниц в 15 или 13 тетрадях) сожгли вместе с автором 30 марта следующего года.

Автора, по королевской милости, предварительно обезглавили. А «довели его до этого языческие софизмы, чтение книг, запрещенных божьей церковью и изданных где-то за морем различными атеистами в адской типографии с участием самого Люцифера».

О том, что говорилось в книге, материалы процесса почти не сообщают. Плодить атеизм — опасное дело. Уцелели пять коротких фрагментов, впервые обнародованные в 1957 году:

Заклинаем вас, о богословы, именем вашего бога; разве вы этим не гасите свет разума, не отнимаете солнца у мира, не опрокидываете с небес вашего бога, когда вы приписываете богу невозможное, противоречивые черты и свойства бога

Человек — создатель бога, а бог — творение и создание человека. Таким образом, люди — творцы и создатели богов, и бог является не действительной сущностью, а [творением] разума и к тому же химерическим; поэтому бог и химера — одно и то же

Религия установлена людьми неверующими, чтобы им воздавали почести… Вера в бога введена безбожниками. Страх божий внушен не имеющими страха для того, чтобы [их] боялись. Вера, которую считают священной, — это человеческая выдумка. Учение, будь то логическое или философское, которое кичится тем, что оно учит истине о боге, ложно. И, наоборот, то, что осуждено как ложное, есть правдивейшее.

Лжемудрецы обманывают простой народ, опутывая его лживой верой в бога и поддерживают ее таким образом, что даже если бы мудрецы захотели его [народ] освободить с помощью истины от этого угнетения, то их [т. е. мудрецов] подавляют при помощи [самого же] народа.

Однако мы не находим ни в нас самих, ни в других этого веления разума, укрепляющего нас в откровении божьем, ибо если бы оно в нас было, то все бы согласились, не сомневались и не возражали бы против писания Моисея и Евангелия (которое ложно) и не было бы различных изобретателей разных сект и их приверженцев — магометан и т. д. и т. п. Однако об этом не знают и подвергают это сомнению, а также высказывают противоречивые мнения не только несмышленные, но и мудрецы, которые путем правильного рассуждения, так же как и я, доказывают противоположное. Следовательно, Бога нет.

В обвинительной речи Симона Куровича упоминается, что сочинение заканчивалось словами «Следовательно, Бога нет» (ср. с фрагментом 5) и что «Новый и Ветхий заветы Лыщинский нагло считал баснями и выдумкой Христа и Моисея; но, не остановившись и на этой ступени, дальше которой злоба против бога не могла уже пойти, он утверждал, будто некоторые теологи так же думали о боге, как и он. Злостно клеветал, говоря, что [церковники] обманывают простой люд, пугая его адом, как отец пугает плохих детей розгой, чтобы сдержать от проступков, а чистилищем угрожают ради своей выгоды«.

В напечатанном в 1689 году «Историческом и подробном сообщении» на немецком языке встрачется ещё одна фраза — «Бог не является создателем человека, а человек является создателем бога, так как выдумал себе бога из ничего» («Deus non est creator hominis, sed homo est creator dei, quia deum sibi finxit ex nihilo”, ср. с фрагментом 2).

Там же приводятся и слова, который он писал на полях Альстеда — Ошибается и болтает этот легковерный глупец.

Что за книга Альстеда была изъята, источники не сообщают. Возможно, это его знаменитая в те годы Encyclopeadia Circus Pholosophici в семи томах, в которой, среди прочего, впервые сделана попытка рассортировать по категориям виды атеизма.

Сам Лыщинский заявлял на процессе, что рукопись не закончена, и что он собирался писать второй том, в котором привёл бы свои доказательства бытия Божиего, куда убедительней, чем у Альстеда. Что до многочисленных «Мы, атеисты» в первом томе, то всё дело в том, что трактат — это не законченное сочинение, а наброски, которые он позже собирался переработать и представить в виде диалогов.

Когда на суде его просили привести его «более надёжные» доказательства, последовал ответ:

В каждом роде существ имеется наиболее совершенное существо: например, среди звезд наиболее совершенным существом является Солнце; в мире животных наиболее совершенным существом является человек; среди разумных существ наиболее совершенным существом является Бог» (In omni genere Entium datur Ens perfectissimum exempli gratia: in genere Astrorum datur ens perfectissimum, quod est Sol; in genere Animalium datur ens perfectissimum, quod est Homo; in genere Entium Intellectualium datur Ens perfectissimum, quod est Deus).

Очень похоже на четвёртое доказательство Аквинского (через совершенство). Интересно,упоминает ли про него Альстед?

Не так давно в деревне Лыщицы, где было его поместье, поставили мемориальный камень с переводом латинской эпитафии, уцелевшей в материалах дела.

О, падарожны!
Не міні гэтых камянёў.
Ты на іх не спатыкаешся, калі не спатыкнешся на ісціне.
Усвядоміш ісціну ля камянёў: бо нават тыя людзі,
Якія ведаюць, што гэта праўда, вучаць, што гэта мана.
Вучэнне мудрацоў — свядомы падман.

Так и неизвестно, как объяснял Лыщинский появление природы, мира и этики. Иезуит Игнатий Франтишек Запольский изложил его систему так:

Следует заключить, что этот атеист господин Лыщинский всё выводил из природы. Основа заблуждения этого атеиста отрицательная и положительная. Отрицательная: он утверждал и доказывал в своих писаниях, которые я читал и по повелению светлейшего короля Яна III коротко изложил в Гродно — „нет и не может быть никакого доказательства существования Бога“; и он старался решить вопросы, которые обычно ставятся всеми. Положительной основой было то, что Бог существует, что утверждается и нами; она включает сложности (запутанности), связанные с тайной св. Троицы и свободными деяниями Бога.

Этого, конечно, очень мало.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *