Патриоты, но не СССР

В том, что патриоту может не нравится Советский Союз, нет ничего необычного. Например, человеку может не нравиться идея построения социалистического общества или торжества массовой культуры. Между патриотизмом и булкохрустием — расстояние изрядное.

Советская власть была весьма радикальна — но всё равно гордилась победой над Наполеоном.

И даже белогвардейцы изображались с иронией — как люди, которые не понимают что их время ушло. Однозначным злом из Белых полагались деятели вроде Краснова — которые пошли на сотрудничество с нацистами и под видом “спасения” страны были готовы обеспечить её полное уничтожение.

Точно так же, как “назад к Ленину” вовсе не означало “назад к Троцкому” и немедленный курс на всемирную революцию и земшарную республику Советов. Потому что земшарная респулика — это уничтожение государства.

Эта градация сохраняется и сейчас — кто-то просто симпатизирует белому благородству (адекваты), а кто-то неистово тащится от всяких Красновых, потому что они “краснопузых бесят” (булкохрусты). Последних меньше, но они смешнее и заметней. Аналогично с умеренным просоветскими (тот же Гоблин очень умерянный) и буйными якобы-либералами (чей западный аналог — всевозможные леваки-троцкисты), которые хотели бы видеть Всеземшарный Евросоюз и истребление под корень “великорусского шовинизма”.

Потому что патриотизм — это про государство и его жителей. Хотим мы, чтобы оно существовало дальше — или готовы пожертвовать им ради “уничтожения краснопузой сволочи”/“мировой земшарной республики”/“всемирной демократии”.

Конечно, есть определённый возраст, когда второй вариант кажется предпочительней. Но годам к 17 у большинства это проходит. Или уже не проходит никогда.

Лех Валенса. Валенсизмы

Я за, и даже против.

Стало лучше, что стало хуже.

Я — это не «он», я — это «мы»!

Я сделал поворот на 360 градусов!

Отвечаю уклончиво напрямую.

Моё количество немного портит моё качество.

Дополнительные и взаимные плюсы.

Не нужно иметь претензии к Солнцу за то, что крутится вокруг Земли.

Я ездил по стране с топором и рубил злодеев.

Демократия должна — как и свобода — помещаться в пространстве и времени.

Храни нас Господь от Леппера! При нём не будет ни лучше, ни смешней.

Для меня парламентская демократия —- это мирная война всех против всех.

С помощью компьютеров мы можем соединить эффективность капитализма с кучей свободного времени, характерного для социализма.

Кучер не может быть лошадью — и наоборот!

Если бы в озере была рыба, не было бы смысла в рыболовстве!

(Про Саакашвили) Как я тебя люблю, ты милый мальчик.

(про Россию) Зверя нельзя прижимать к стенке, он будет махать лапами. А он прижал зверя к стенке — обычная ошибка молодости.

Нападать на меня, плохо про меня думать — это преступление!

Может, открою какой-нибудь бизнес и разбогатею…

Должны была получиться демократия, а получилась, что каждый говорит, что он хочет!

Не важно. Я и так буду президентом.

— Так вы будете президентом? — Нет, президент должен слушаться сейма и всяких там… — Будете главой государства? — А глава может никого не слушать? — Нет. — Ну, тогда не устраивает!

— Вы бы подали ему руку? — Я бы ему ногу подал!

Польша, пан Турович, ждёт, пока вы скажете, что у вас есть против Валенсы и демократии?

У плюсов Евросоюза есть свои плюсы и минусы.

(о роли президента в парламенте) Должна быть нога левая и нога правая. А я посередине!

Шли или шёл, но дошли!

Надо создать из Польши и Германии одно государство: Европу!

И вот уже ясно, кто за права человека, а кто хочет только денег.

Это последние часы наших пяти минут…

В каждом обществе нужны две ноги!

С камнями на танки не пойду, у меня ведь Нобелевская Премия Мира!

Через сто лет в каждом городе будет мой памятник!

Мне кажется, вы должны перенести столицу в Краков.

Ярослав Качиньский сам по себе большой компромат. А о том, что он говорит, вообще нечего рассуждать.

Можно пригласить Леха Качиньского с женой или Ярослава Качиньского с мужем.

И все компьютеры подтвердят, что вы ошибаетесь, а вы продолжаете говорить «нет». Я говорю от Бога, а вы мычите, как корова. В воскресенье вошли сюда, как в амбар, но ни бэ, ни мэ, ни кукареку!

(о тяжкой президентской доле) Даже в больнице обо мне бы лучше заботились, мне бы в кровать утку приносили, а тут ничего такого нет, потому что нет времени.

(о роли США в мире) Или вы хотите быть супердержавой и вести нас, или вы передадите эту власть Польше, и мы будем знать, что с этим делать.

Из польского сборника Валенсизмов. Перевод мой.

300 железнодорожников с Пушкинской

Говорят, когда в Минске строили станцию метро “Пушкинская”, нашли скотомогильник, а в нём — тело 300 железнодорожников, расстрелянных в 1937 по личному приказу Л. Кагановича. Все сведения о них теперь засекречены или уничтожены, потому что власть не хочет, чтобы люди знали правду.

Эта история есть, например, в книге “Засекреченные трагедии советской истории” Игоря Николаевича Кузнецова - доцента кафедры международных отношений БГУ. До этого соответствующая глава была статьёй, которая публиковалась и в “Военно-политическом обозрении”, и в известном сборнике.

К сожалению, автор книги “Информация: сбор, защита, анализ” не сообщил, откуда он узнал про скотомогильник и кто дал приказ уничтожать улики. Это особенно удивительно, потому что станция метро “Пушкинская” была открыта 3 июля 1995 года, когда министром внутренних дел был будущий оппозиционер Захаренко, а у оппозиционных партий были места в Верховном Совете.

До появления “Пушкинской” Автозаводская линия минского метро (введена в строй в 1990-ом) заканчивалась на Фрунзенской и даже не пересекала железную дорогу. Т.е., “Молодёжную” и “Пушкинскую” строили ещё при Шушкевиче. Чуть позже там выстроили так и не сданный в эксплуатацию подземный комплекс для торгового центра.

Совершенно непонятно, зачем властям было прятать трупы и почему за них не впряглась БНФ — ведь это потенциальные вторые Куропаты.

А если поискать ещё, то обнаруживаем, несколько другую историю из уст бывшего редактора журнала “Полымя” Сергея Законникова (ныне на пенсии) о том, что “у бывшей деревни Тиволи (в районе станции метро “Пушкинская”) в 1960-е годы при строительстве микрорайона на территории скотомогильника было обнаружено массовое захоронение белорусских железнодорожников, казненных в 1938 году по приказу наркома путей сообщения Лазаря Кагановича за отказ везти эшелоны репрессированных в тюрьмы, лагеря и ссылку. “Об этой трагедии я написал поэму”, — сказал Законников.” Текст поэмы тоже можно найти, там же приведены и другие подробности:

Если смотреть правде в глаза, то надо сказать, что столица нашей державы стоит на людских костях.
Одно из таких мест — Тиволи, где по приказу наркома Л.М. Когановича перед войной за «саботаж» была расстреляна большая группа белорусских железнодорожников. Чтобы спрятать злодеяние, их тела сбросили в скотомогильник, где хоронили погибших от эпидемий домашних животных: коней, коров, овец.”

Откуда Законников узнал эти подробности, он не говорит.

Интересно, что “Пушкинская” и так расположена как раз возле легендарного Кальварийского кладбища. Среди прочего, там, по словам всё того же Кузнецова, кладбище “проводились одиночные и групповые расстрелы жертв сталинизма. Установить точные места их захоронений непросто, поскольку были репрессированы все свидетели казней, в том числе и все сторожа кладбища”.

Тивольская версия не менее популярна — официальная газета “Советская Белоруссия СБ Беларусь сегодня” сообщает о 250 железнодорожниках.