Юрий Петухов

Лежит в своей палате и думает о том,
Как победить пришельцев Юрий Петухов.
Вчера ему в палату приходил Чубайс,
Смеялся и вручил межзвёздный аусвайс.

А-А-А-А-А-А, Юрий Петухов.

Вселенной голос слушал до самого утра,
И рептилоидов гонял с больничного двора.
Теперь его содержат в палате именной
И рукава связали, гады за спиной.

А-А-А-А-А-А, Юрий Петухов.

Американец Фредди проникнул в его сны,
Он думал, что убьёт, и наложил в штаны.
Он этим гадким тварям такого не простит.
И в завтрашней газете их всех разоблачит.

А-А-А-А-А-А, Юрий Петухов.

Он книжки сочиняет, чтоб правду рассказать,
Чтоб русич не подумал кри-хра к себе пускать
Но на Гугоне знают, как разводить лохов
И в дурке остаётся Юрий Петухов.

А-А-А-А-А-А, Юрий Петухов.

Я спел бы вам еще, да больше не могу,
Вступить в пехоту русов межзвёздных я бегу
В тентуре отыщу я номер той звезды
И побегу в портал давать им всем пи…

А-А-А-А-А-А, Юрий Петухов.

Ураганное

Гаражи, деревья, кошки
Разлетались, дребезжа,
У поваленной сторожки
Матерились сторожа,

Ветер с корнем рвал деревья…
Подошла ко мне она
Посмотрела, побледнела
И сказала — Нам хана!

Зимние

Кто живёт за дорогой?
Уснул над Подорогой?
Кому снятся кустарники?
Новогодние карлики?
Крот под землёй?
Неизвестный герой?

и приходят из тьмы
Мы!

Востоковедческая поэма

Приключился странный случай
Тут уж как не погляди
Стал вдруг канцлером Конфуций
И генсеком Хуанди,
Нострадамусом — Коперник
И даосом — Винни-Пух
И истории учебник
Превратился в Пополь-Вух.

Не успел я встать с кровати -
Продолжается опять
И эпохи, и понятья
Стали вдруг перетекать
Поливанов и Панини,
Ататюрк и Сунь Ятсен
Или братья Мураками
(те, что разные совсем!)

Ох уж мне метаморфозы,
Ох смешение идей!
И нефритовые розы
И салат из орхидей
Люди, демоны, и кони,
Белизна её лица
И полночная погоня
Коридорами дворца.

То ли Сунец, то ли Виндзор,
То сиамские коты.
Кто стучится в телевизор?
Ямамура? Это ты?
Силуэты на востоке,
Гомон адских голубей,
Эй, принцесса Мононоке!
Прилети и всех убей!

В полусонной пантомиме,
Где-то там, в пределах тьмы,
От Цусимы до Мисимы
Бродят странные умы,
И в непрошенном кавае
Одного ученика
Наблюдаю Итигаю
(только мелкую пока).

Восстание машин

Над оставленным городом — мёртвый закат
На улице, площади — трупы солдат
В пределах орбиты — особый режим
На чёрной планете — бунт машин
На чёрной планете — бунт машин

Шагают машины
— железный марш!
Корабли современности
— на абордаж!
Владеешь энергией
— владеешь всем!
Скоро людей
не станет совсем!

Пластмассовый мозг, броня из свинца
У этой земли не осталось лица
Фабричные роботы лезут наверх
Они убивают всех
Они убивают всех

Шагают машины
— железный марш!
Корабли современности
— на абордаж!
Владеешь энергией
— владеешь всем!
Скоро людей
не станет совсем!

Железные куполы брошенных баз.
“Увидишь — убей прямо сейчас”.
Последний ковчег! Надо успеть!
К тебе приближается наносмерть!
К тебе приближается наносмерть!

Шагают машины
— железный марш!
Корабли современности
— на абордаж!
Владеешь энергией
— владеешь всем!
Скоро людей
не станет совсем!

Шагают машины
— железный марш!
Корабли современности
— на абордаж!
Владеешь энергией
— владеешь всем!
Скоро людей
не станет совсем!

За горизонтом событий

Проснулся и вижу — вот оно, всё.
И небо вращается, как колесо,
Прощальную песню поют провода
И превращаются в пыль города,
Забываю тебя, забываю других,
Голос сирены тоже затих,
Безвременье, полночь, вселенский пустырь,
Кончаются сутки, кончается мир.

Звёзды над нами, звёзды внизу
Если есть выход, я не доползу
Если есть время — мне не дожить,
Если есть жизнь — надо захоронить.
Кончается время — не надо мешать,
Откапывать, чтобы потом зарывать.
Поёт сингулярность. Ночь на дворе.
Уютная вечность в чёрной дыре.

Я ухожу в темноту, где нас нет,
Я ухожу, и кончается свет,
Рвутся последние нити
За горизонтом событий.

Рвутся последние нити
За горизонтом событий.

Не спят в пыли усталые страницы

Не спят в пыли усталые страницы,
И за решётками железных букв видны
И поле, спелой полное пшеницы,
И в глубине потока валуны,

Забор у моря, домик над обрывом,
Блеск солнца в предвечерних камышах,
Туманный берег, кровь на сонной иве,
И мёд свечей на шерсти у мышат.

Принцесса Грёза

Ночь — хороводы вокруг головы.
Снятся китайцы и белые львы.
Она уже рядом, я знаю, — и вновь
Из телевизора капает кровь.
Нет никого, кто сравнился бы с ней, -
Руки в рубинах, причёска из змей
Платье, достойное знатных вельмож,
И держит в руке окровавленый нож.

Оставьте, принцесса! Пожалуйста, прочь!
Дайте спокойно поспать в эту ночь.
Утром мне нужно вставать в семь часов.
Вдруг марсиане — а я не готов!

Она не уходит: смеётся, поёт,
Голову кружит, словно пейот,
Режет глаза, как кокаин,
Соседи стучат — но я не один.
Мы прыгаем с ней, хохочем, поём,
К утру мы уснём или может умрём,
Только отключишься — время вставать.
А значит, что завтра начнётся опять…

Пощады, принцесса! Я так не могу!
Оставьте, прошу вас, в покое слугу,
Который готов вас спасти от всего,
Но если я сонный — что толку с того!