Почему фэнтези — это не только приключенческие романы

На ночь глядя — немного свежей смеси о жанрах.

Итак, научная фантастика, фэнтези и приключенческий роман (который существует намного раньше). Где граница и есть ли она?

Например, если научная фантастика сводится к инопланетянам и т.п., то истории Лавкрафта — НФ. Ведь описанные им Древние не какие-то потусторонние твари, а инопланетяне с необычными свойствами. И марсианский цикл Берроуза тоже окажется НФ. Хотя, конечно, любому внимательному читателю очевидно, что это просто приключенчество, просто на Красной Планете.

На засилие “по сути фэнтези” и “по сути приключенческих романов” среди лауреатов престижных НФ-премий жаловался ещё Станислав Лем. Он же отмечал, что настоящую фантастику (о том, как новые открытия меняют общество) пишут в основном странные авторы вроде Филипа К. Дика и Сэмюэля Дилэни.

О разделении НФ и фэнтези написано много, в том числе такими корифеями как Суэнвик. Но давайте посмотрим с другой стороны — а где граница между фэнтези и историями про попаданцев с одной стороны и старинным приключенческим романом с другой? В конце концов, чем Тарзан не попаданец в джунгли?

Для этого надо взглянуть на морфологию жанра.

Первым современным европейским романам иногда называют первый том “Дон Кихота” (1605). На радость постмодернистам, уже он был пародией — на рыцарские романы. Впрочем, рыцарскими романами, поэмами и прочим полнится весь XVIII век.

Наследовал ли Толкиен рыцарскому роману? И историческому (который Честертон называл “приключениями школьника, попавшего на карнавал”)?

Безусловно. Как и их предшественникам — кельским легендам из “Мабиногиона”. И греческим романам про путешествия в удивительную Эфиопию. И т.д., вплоть до Гомера.

Но!

Фэнтези принципиально отличается и от “Махабхараты”, и от “Амадиса Галльского”, и от “Неистового Роланда”. Оно — дитя и наследник более поздних эпох. Это и сложный внутренний мир персонажей — наследие романтизма. Это и главный герой — маленький человек. В “Хрониках Нарнии” действуют дети из нашего мира, во “Властелине Колец” главный герой — Фродо, а не Арагорн.

И при этом — пришедшая от средневековых историй крайне жёсткая этическая привязка. Без полюсов добра и зла фэнтези не бывает. Иначе весь “Властелин Колец” можно было бы разрешить одним авианалётом орлов.

Поэтому мы можем пойти вслед за Лемом — большая часть фэнтези совсем не фэнтези, а просто приключенческие истории в экзотическом антураже. Например, легко заметить, что цикл про Гаррета Глена Кука — это просто Ниро Вульф и Арчи Гудвин в других декорациях.

Что же касается попаданцев, то это попросту романы воспитания. Но у наших современников нет образа желаемого будущего. Поэтому остаётся править прошлое и параллельные миры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *