Как же нам стать достоверными

Итак, фальсификации.

Поддельные фото, видео, документы, высказывания, события, люди.
В последнее время (камеры дешёвые, видеоредакторы быстрые и общедоступные) их больше с каждым днём.
В итоге с журналистами происходят скандалы, официальные лица говорят странные вещи и все обвиняют друг друга, что дурят честной народ.
И пока кто-то воюет, а кто-то требует воюющих прекратить, эксперты всех мастей ищут способ докопаться до достоверных данных. Конечно, если пригласят в ток-шоу, то можно любую чушь нести, — но если большая корпорация наняла за большие деньги? или кто-то из государственных мужей требует прокомментировать? Не скажешь же ты, что “танки на фотографии есть, а есть ли там фотошоп — не знаю, я им не пользуюсь”.
Первый вариант я нашёл на постнауке. Там выложена интересная глава из книги на тему (вставлю, если найду). Сводится к тому, что единственной защитой является 100% идентификация времени-места съёмки и человека, который её вёл. То есть если Вася из Ростова-на-Дону снял на мобильник летающую тарелку, то в свойствах видео это должно быть написано, а сам Вася, если попросят, должен предъявить паспорт, мобильник, самого себя и место, где он снимал (а также, желательно, летающую тарелку).
Конечно, это хороший способ доказать, что видео настоящее (про тарелку не говорим). К сожалению (как мы знаем из новостей), это не подходит для кадров от которых действительно что-то зависит. Если ты — местный житель и заснял военное преступление, то подписываться под ним ты точно не будешь. Хотя бы потому, что следующее военное преступление могут устроить с тобой.
Другой вариант — сдаться и решить, что они все друг друга всё равно дурят. Люди древности успешно выживали без международных новостей и это не мешало им охотиться на мамонтов.
Если новости на тебя не влияют никак, то это работает. Но в этом и есть недостаток. Отказаться от ненужных новостей могут те, кому они не нужны.
А если это твоя работа? Если у заказчика в той стране контракты, заводы, газеты и пароходы? Конечно, эксперт может уйти в управдомы, но проблема от этого никуда не уйдёт.
Третий вариант предлагает Николай Караев — со временем возникнут что-то наподобие орденов или корпораций высококлассных экспертов и журналистов, которые заведомо сначала думают, а потом говорят.
Это поможет исправить проблему… но не ту, ради которой всё затевалось. Дело в том, что новость нужна быстро. Министр должен сделать заявление, президент принести соболезнования, новость уйти в эфир, не дожидаясь, пока комиссия или суд закончит свою работу. Даже признанный эксперт не всегда может быстро разобраться в проблеме, а консультативные комиссии заседают годами (и полное заключение может попросту лечь в архив — как в случае с Чхонаном).
Вот у нас есть фото, видео или аудиозапись. Мы пригласили в студию… да хотя бы даже бывшего разведчика (на CNN бывает). И спрашиваем, что он о ней думает. А он отвечает честно: дескать, я не знаю, тут смотреть в лаборатории надо, нет ли монтажа. Да и вообще в наше время такого не было.
Конечно, это ни разу не экспертиза. Мало ли чего не было двадцать лет назад? Во времена Рейгана и Lin­ux-а не было — а при Буше-старшем появился. И не в США, а где-то в Финляндии. Может, и это “такое” появилось только в последнее время и не успело дойти до США.
Видимо, когда окончательно прижмёт, будут придуманы какие-то социал-инженерные решения для работы с подделками.
Или человечество просто забьёт.

Орлов — Прикладная статистика

Теория вероятности возникает в. XVII в. Метод наименьших квадратов Гадеса – 1794.

Современный этап – 1990, журнал Bio­met­ri­ca. Первая треть XX в.  — применяют в основном параметрическую статистику.

Совершенно неясны критерии, по которым данные должны подчиняться кривым Пирсона и распределениям. Есть несколько моделей (независ. Случ величины, суммы, нормальное распределение, производные, логарифмы), но подавляющее большинство получает кривую скорее случайно.

На 1990-ый актуальны для специалиста – ~100 000 публикаций. Даже в наиболее полном 3-хтомнике Кендалла-Стюарта учтены 2 тыс. Учёные уходят в тупиковые ветки и беспомощны с реальными данными. Фактически, включается адаптационный механизм торможения науки.

Результаты, не попавшие в учебник, как правило, забываются. Человек, получив образование, либо забивает и пользуется обломками данных, либо, если идёт в науку, копает только свой узкий канал (если копает). В итоге – ВУЗовские учебники до сих пор на уровне 40–60-х XX в. Публикации – аналогично.

В своё время сам Орлов работал с оценками параметрических семейств. Функция правдоподобия, эффективности оценок, неравенство Рао-Крамера. Но этот подход – тупиковый, реальные данные не подчиняются каким-либо параметрическим семействам.

Прикладная делится на: математика, методы сбора данных, кодинг.

Матстатистика давно замкнулась внутри себя и не реагирует на соседние области. В этом она аналогична геометрии – ныне это ритуальный предмет и землю давно меряют геодезисты. Пересечение высот треугольника мало кому интересно. Поэтому учебные часы сокращаются, при поступлении больше не спрашивают. А это путь в историю науки, вслед за теологией.

Большинство методов в Statgraphics/SPSS/Statistica в учебниках просто нет.

Лосев о Платоне

Апологет монахов и философ полиции, защитник рабства и мистического коммунизма, профессор догматического богословия, гонитель искусств и наук, заклятый враг семьи и брака, душитель любви и женской эмансипации, мистик-экстатик и блестящий художник, проповедник казармы, абортов, детоубийства, музыкального воспитания души, педераст, моралист, строжайший аскет и диалектик.

 

Лосев о Платоне