Принцесса Грёза

Ночь — хороводы вокруг головы.
Снятся китайцы и белые львы.
Она уже рядом, я знаю, — и вновь
Из телевизора капает кровь.
Нет никого, кто сравнился бы с ней, -
Руки в рубинах, причёска из змей
Платье, достойное знатных вельмож,
И держит в руке окровавленый нож.

Оставьте, принцесса! Пожалуйста, прочь!
Дайте спокойно поспать в эту ночь.
Утром мне нужно вставать в семь часов.
Вдруг марсиане — а я не готов!

Она не уходит: смеётся, поёт,
Голову кружит, словно пейот,
Режет глаза, как кокаин,
Соседи стучат — но я не один.
Мы прыгаем с ней, хохочем, поём,
К утру мы уснём или может умрём,
Только отключишься — время вставать.
А значит, что завтра начнётся опять…

Пощады, принцесса! Я так не могу!
Оставьте, прошу вас, в покое слугу,
Который готов вас спасти от всего,
Но если я сонный — что толку с того!

Тё Рен Чур — Песня о китайском народном добровольце

О северокорейском поэте Тё Рен Чуре не знает даже Интернет.

А вот песню на его стихи слышали многие.

Сперва она прозвучала на “игривом часовой сборнике всевозможных заковыристых ляпсусов, досадных неудач, брака и прочего курьезного вздора” “Коммунизм №13” группы КОММУНИЗМ (участники которого более знамениты творчеством в рамках основного проекта — того самого, который ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА).

Позже она появилась на сборнике избранного “Благодать”, ч. 1 (или ч. 2, в издании ХОР).

А потом ещё не раз и не два звучала на концертах — в частности, на широко известном концерте в Москве 1997 года.

Через горы, по травам и пескам
Мимо тихих степных маньчжурских сел
К водам синей речки Амноккан
Юный доброволец шёл
Юный доброволец шёл
Юный доброволец шёл

К нам он шел, тот китаец молодой
Шел наш брат, чтоб в сражении нам помочь
Чтоб помочь нам справится с бедой
Гнать американцев прочь
Гнать американцев прочь
Гнать американцев прочь

Славься наш отважный брат
Мы не забудем подвиг твой
Слава-слава отважным добровольцам
Слава нашей дружбе боевой
Слава нашей дружбе боевой
Слава нашей дружбе боевой

Через горы, по травам и пескам
Мимо тихих степных маньчжурских сел
К водам синей речки Амноккан
Юный доброволец шёл
Юный доброволец шёл
Юный доброволец шёл

В интернете встречается версия, где река названа Аммокан. Это просто ошибка при записи текста со слуха. Имеется в виду, несомненно, Амноккан, она же Ялудзянь. По этой реке проходит граница между Китайской Народной Республикой и Северной Кореей.

Сам Летов унёс тайну этой песни в могилу. Единственное, в чём нет сомнений — доброволец идёт на корейскую войну (через Маньчжурию).

Других песен на стихи этого поэта у КОММУНИЗМа не было. Хотя внушает подозрение текст “В чаще леса” из альбома “Чудо-музыка” (1989):

В чаще леса, где стеною
Стал бамбук кругом
Там цвело село родное
Милый отчий дом.

Там была река светла
Там была весна тепла
Там в тени больших деревьев
Мирно жизнь текла

Там мы жили но однажды
Горе к нам пришло
Ворвались солдаты вражьи
В мирное село

Поджигали каждый дом
Убивали всех кругом
И пошли мы в партизаны
Сразу всем селом

Между зарослей бамбука
Средь больших стволов
Словно тень, скользя без звука
Били мы врагов

Знали мы, пора придет
Вновь селение расцветет
За свободу, мир и счастье
Бился мой народ

Откуда могли появиться эти тексты?

Вполне возможно, из журнала “Корея”. Если изучить подшивку за 1980-е, то что-то может найтись.

Красный агат и желтый сердолик – награда за долгие поиски.

«Склонный к лени и удрученный муками, я готов был забыть мою кисть и разбить каменную чернильницу, уничтожить себя, оставить свою телесную оболочку, но я не смог этого сделать. Одинокого, заброшенного, ноги сами привели меня к мастерской друга, там я увидел подлинные произведения Ни Хуанга Ше Идонга. С тех пор жизнь моя стала зависеть от впечатлений, которые хранил и скоро ко мне возвратились сон и аппетит. Красный агат и желтый сердолик – награда за долгие поиски, от которой нелегко отказаться. Это я хорошо усвоил, пройдя испытания.»

Осенью года Дзиньхай у подножья горы Дзинь Тинь. Шитао.

 

Источник в lj@silentiom